Танья Шейд
Прольётся лунный свет! (с)
Название: В преддверии новых дней
Автор: Танья Шейд
Рейтинг: PG-13
Направление: джен, гет
Размер: мини
Статус: закончен
Персонажи: Кролок|его первая жертва
Предупреждение: ООС
Жанр: флафф
Примечание 1. Сиквел к фику "Любовь под солнцем", с которым лучше ознакомиться, чтобы понять суть описанных здесь событий.
Примечание 2. Автор не утверждает, что после событий "Любви под солнцем" судьбы героев сложатся именно так. Это всего лишь один из вариантов из будущего.

Солнечный луч проникает сквозь стекла витражей, раскрашивая пляшущие в воздухе пылинки во все цвета радуги. Закончив свой танец, они опускаются на нагретые камни пола, по которым так хорошо ступать босыми ногами. Солнцу все равно, что витражи уже много лет как разбиты и постороннему человеку трудно разобрать, что было изображено на них в прежние времена.
Но Агнешка здесь не посторонняя, а потому ее взгляд легко восстанавливает старинные картины. Впрочем, вполне возможно, что воображение добавляет что-нибудь от себя.
«Так, значит, нужна еще и бригада стекольщиков, - отмечает про себя Агнешка. – Это же не замок, а мечта реставратора».
Но думать о делах сейчас не хочется. Предыдущая бригада ремонтников позавчера получила расчет, и теперь они с Эммерихом наконец могут отдохнуть.
Глаза ей закрывают чужие ладони, и сделать это может только один человек, точнее, не совсем человек.
- Магда? – она пытается пошутить.
- Мимо, - отвечает очень знакомый голос.
- Тогда Элеонора, - уверенно говорит Агнешка.
- Ты словно нарочно пытаешься проиграть, - Эммерих отводит ладони. – Думаешь, что сможешь водить меня за нос?
Агнешка хихикает, прикрыв рот ладонью.
- А у кого еще здесь руки могут пахнуть земляникой? – спрашивает она.
Насчет земляники – это правда. Несколько часов назад они вдвоем бродили по лесу, где Агнешка знает все тропинки. Вылазка оказалось удачной, такой добычей можно только похвастаться: два ведра свежих красных ягод, против которых вряд ли устояла бы какая-нибудь деревенская девушка. В умелых руках Агнешки эти ягоды превратятся в ароматное масло, которое, когда придет зима, будет радовать обитателей замка запахом лета.

- Герберт прислал письмо, - говорит Эммерих. – Франц все-таки устроился в летное училище. А мы-то все думали, что он про дирижабли только языком болтает. Хотя ты вряд ли так думала. А Элеонора поступила учительницей в пансион для девушек. Пожалуй, ей подходит эта профессия.
- А о себе Герберт ничего не пишет? – с подозрением спрашивает Агнешка. – Непохоже на него.
Ответ Эммерих произносит с трудом. Будь он человеком, у него обязательно сбилось бы дыхание.
- Герберт и Анна ждут ребенка.
В его роду будет новый наследник. Его сын оказался способен подарить жизнь крохотному существу. Такого не могло случиться никогда, ведь род Кролоков навсегда остановился на них с Гербертом, генеалогическая линия застряла на этой мертвой точке. И еще труднее поверить, что он сам в каком-то смысле причастен к зарождению этой жизни. Интересно, будет ли ребенок похож на его благородных предков? Или…
На миг становится страшно. А если его внук родится похожим на Куколя? Хотя нет, Анна говорит, что в несчастье ее дяди виновата родовая травма, а не какая-либо наследственная болезнь.
Услышав новость, Агнешка бросается ему на шею, обнимая так, словно этот ребенок – ее собственный.

Нет, о любви у них речи не идет. Во всяком случае, о той любви, о которой поэты пишут стихи. Нет ни поцелуев, ни пылких признаний в чувствах. То, что было между ними триста лет назад, никогда не вернется. Может, и к лучшему? Ведь тогда они смотрели друг на друга сквозь розовые очки, видя идеальные образы. Для Агнешки он был рыцарем без страха и упрека, не способным на предательство и малодушие. Для него она была объектом его чувств, а не отдельным человеком со своей личностью и своей жизнью. Теперь же она знает о нем самое худшее, а все же не оттолкнула его этой весной, не дала погибнуть.
Наверное, если бы какой-нибудь художник писал их портрет, ему следовало изобразить обоих лицами к зрителю, идущими по этой жизни, взявшись за руки.

Об Альфреде и Саре до замка доходит не так много вестей. Ничего удивительного: здесь они были лишь гостями, их настоящая жизнь – в дальних землях, где люди больше всего верят в науку, стараясь открыть или изобрести что-то новое. Кролок ненавидел науку: она напоминала ему о том, что сам он принадлежит прошлому, что движение жизни проходит мимо него. Но если этот мальчишка Альфред преуспеет в своих сумасшедших экспериментах, если ему удастся исследовать организм вампира с медицинской точки зрения, если удастся понять, почему его соплеменники не могут принимать никакой пищи, кроме крови… Пока что они с Абронзиусом придерживаются гипотезы, что причиной тому нехватка каких-то ферментов. Только бы мальчишка не навредил себе в своей жажде познания, ведь эксперименты-то он на себе проводит. Правда, Франц не единожды вызывался быть подопытным, но каждый раз получал ответ, что как пилот дирижабля сможет принести больше пользы человечеству, чем как лабораторная мышь, пусть даже летучая. А свою супругу Альфред тем более не подверг бы риску.

Радостную весть о скором прибавлении семейства они отмечают с бокалами в руках, устроившись за старинным дубовым столом. Теперь, когда на нем больше нет толстого слоя пыли, можно даже разглядеть, что стол именно дубовый, а не липовый и не березовый. Правда, остаться наедине не удалось: к ним присоединился домашний упырь, обращение которого граф всегда считал своей неудачей, вызванной отсутствием опыта. Опыта он с тех пор набрался, а вот упырь так и остался в замке, больше такому существу некуда идти. И вот теперь, сидя на табурете, он лакает из миски подслащенную воду, такую же, что в бокалах у Эммериха и Агнешки.
Нет, разумеется, подслащенная вода никак не может быть источником питания для вампира. Но и вреда от нее тоже не будет, ведь обе составляющих, и вода и сахар, входят в состав человеческой крови. А вот их вкусовым рецепторам, сохранившимся с прошлой жизни, такой напиток очень даже нравится.
Эммерих берет Агнешку за руку и начинает бережно целовать ей пальцы. Непонятно, как эта рука могла когда-то показаться страшной и холодной новообращенному Кролоку. Разумеется, она холоднее человеческой, но не ледяная же! Такой же температуры, как воздух вокруг, как вещи в комнате.
Агнешка улыбается, она не имеет ничего против. Когда-то она мечтала, чтобы Эммерих поцеловал ей руку, но теперь поцелуи приобретают другое значение, в них нет прежней страсти, но есть нежность, чувство более прочное и надежное.
Упырь отрывается от своей миски и с любопытством наблюдает за действиями своих хозяев (или соседей по замку?). А они сейчас и в самом деле похожи на жениха и невесту.
«Возможно, когда-нибудь Агнешка и в самом деле станет моей невестой? – мелькает в голове у Эммериха. – Ведь сейчас у людей уже не обязательно венчаться в церкви».
Но не стоит торопить события. Всему свое время, которого у них более чем достаточно. Так что пускай все идет своим чередом.

@темы: Бал вампиров, Tanz der vampire